blog

Симуляция жизни, или человечество находится в матрице?

Скорее всего, вы каким-то образом слышали гипотезу о том, что наша Вселенная - это компьютерная симуляция или голограмма. Насколько она имеет смысл на существование, наведем примеры отдельных, доступных нам фактов и высказываний известных людей, кому также интересна эта тема.

Образованное человечество всех веков и исторических эпох четко указывает на эти предположения; но в наше время, в век Интернета Вещей, человечество еще никогда не было так уверено в иллюзорности всего происходящего. Иллюзорность мира неоднократно раскрывалась в различных религиозных и философских текстах. В индуизме, например, существует «покрывало Майи», богини обмана, что «все мы лишь снимся Будде». Или, как говорил Рене Декарт, есть некий «злокозненный гений, весьма могущественный и склонный к обману», который заставляет всех нас думать, что существует некий физический мир, в то время как все вокруг лишь «ловушки, расставленные гением». Вспомним, симуляций может быть бесчисленное множество повторений (а фантастические фильмы весьма тонко об этом намекают), и все они так или иначе перетекают друг в друга и управляют друг другом (как в «Городе перестановок» Грега Игана), иногда получая способность вызывать смертельные вирусы (как в трилогии Кодзи Судзуки «Звонок»).

В 1991 году писатель Майкл Талбот в книге «Голографическая Вселенная» одним из первых предположил, что физический мир подобен гигантской голограмме. Некоторые ученые, впрочем, считают «квантовый мистицизм» Талбота псевдонаукой, а связанные с ним эзотерические практики — шарлатанством.

В июне 2016 года американский предприниматель, создатель «SpaceX» и «Tesla»  Илон Маск, оценивает вероятность того, что известная нам «реальность» является основной - как «одну многомиллиардную». «Для нас будет даже лучше, если окажется, что то, что мы принимаем за реальность, — уже является симулятором, созданным другой расой или людьми будущего», — отмечает Маск.

 

 «Важно понимать, что то, что мы находимся в симуляции, несет не метафорический, а буквальный смысл, что мы сами и весь этот мир вокруг нас, который мы видим, слышим и чувствуем, существует внутри компьютера, построенного некоей развитой цивилизацией». Именно так отреагировал шведский философ Ник Бостром на слова Илона Маска. В 2003 году он опубликовал работу под заголовком «Мы все живем в компьютерной симуляции?». Смысл в том, что некая «постчеловеческая» (то есть состоящая из потомков человека, но изменившихся до такой степени, что они уже не люди) цивилизация с невероятными вычислительными возможностями создала что-то вроде компьютерной программы, которая симулирует исторический процесс развития человечества. Ник Бостром оперирует концепцией, что сознание не зависит от биологической ткани и может быть реализовано в виде набора электроимпульсов в вычислительной машине. Его работа сводится к тому, что одно из следующих утверждений верно: а) человечество вымрет, так и не став «постцивилизацией»; б) человечество станет «постцивилизацией», но по каким-то причинам откажется моделировать прошлое; в) почти наверняка мы живем в компьютерной симуляции. Это знаменитая «трирема Бострома», рассматриваемая в качестве мысленного эксперимента многими ведущими учеными планеты.  Сам философ аргументирует последний пункт так: если симуляции будут проводиться, их будет много. Вполне логично, что количество смоделированных людей будет выше, чем количество предков цивилизации. Соответственно, вероятность того, что случайно выбранный человек — экспериментальная модель, крайне высока. В работе Бострома существуют симуляции, в которых сознанием наделены лишь единицы, а остальные — «тени-зомби» (термин, введенный самим философом для определения существа без сознания). А еще, большинство симуляций заканчиваются. Значит, и нашему миру когда-нибудь придет конец. Впрочем, как и «население» компьютерных игр во время выхода из них, мы вряд ли его заметим. 

Как все это проверить? Сам Бостром считает: если мы живем в симуляции, то каким образом нам запустить моделирование исторического процесса. Иначе говоря, как нам смоделировать будущее?

 В сентябре 2016 года Банк Америки — «Bank of America Merrill Lynch»  —  письменно!!! предупреждает своих клиентов, что с вероятностью до 50% они живут в Матрице. Зададимся вопросом, зачем именитому банку, репутация которого формировалась столетиями, об этом заявлять? Не думаю, что у них поехала крыша. Следовательно, оригинальную гипотезу аналитики банка рассматривают наряду с другими приметами будущего, в частности, наступлением эпохи виртуальной и дополненной реальности. Иначе говоря, они что-то просчитали и просчитывают далее. Мы в проекте считаем, что это связано с Интернетом Вещей, Интернетом Всего, и Интернетом Человека — грядущее не остановить. В той самой записке аналитики банка напоминают, что в апреле 2016 года исследователи собрались в Американском музее естественной истории, чтобы обсудить эту проблему. В частности, был высказан аргумент, что человечество уже приближается к технологии реалистичного 3D-моделирования, в котором могут участвовать миллионы людей одновременно. И вскоре, судя по всему, запустит собственные симуляторы. Мало того, развитие виртуальной и дополненной реальности сейчас переживает настоящий бум — компании-техногиганты покупают стартапы, суть которых сводится в проектировании изображения на сетчатку глаза. Кроме того, уже существуют патенты и разработки на прототипы частей костюма или отдельных деталей, позволяющих получать реалистичные ощущения от видеоигр. Следовательно, формируется «выброс» информации, которую Человечество должно «проглотить», «переварить», и принять. Вопрос, для чего?

Кроме того, в  материале «New Yorker» (октябрь 2016)  про венчурного капиталиста Сэма Алтмана рассказывается, что в Кремниевой долине многие одержимы идеей, что мы живем внутри компьютерной симуляции. И несколько техно-миллиардеров якобы пошли по стопам героев фильма "Матрица" и тайно профинансировали исследования по «вызволению» человечества из этой симуляции. Их имена издание не раскрывает. Скоро мы об этом узнаем.

Если раньше люди воспринимали мир как иллюзию (из-за недостатка в технологиях), исключительно как мысленный эксперимент, основанный на несовершенстве органов чувств и картины мира в целом, то сейчас для подобной гипотезы появились все основания. Ведь мы живем в эпоху дополненной и виртуальной реальности и способны создавать новые миры. Так почему наш мир не может быть создан кем-то более умным, развитым и сложным? И тут становится своевременной теория В.И. Вернадского о Ноосфере.

Курцвейл, который первым предложил идею технологической сингулярности, считает, что к 2030-м годам люди смогут загружать свое сознание, тем самым сливаясь с машинами. Но Маск пугает — он предвидит будущее, в котором люди станут домашними животными для владык из машины (см. наш инновационный артефакт 00015 — нейромодуль человека «UNANA»). Однажды люди исчезнут как вид в пользу машин, слившись с ними или нет. За последние десятилетия мы наблюдаем бурный всплеск развития технологий, компьютеры становятся мощнее и доступнее, не по дням, а по часам. Уже в 2011 году суперкомпьютер «Watson» обыграл двух бывших чемпионов в интеллектуальной игре, используя не самый сложный (по нынешним меркам) искусственный интеллект и обработку естественного языка. Будущее наступает быстрее, чем мы успеваем к нему приспособиться. График наступления технологической сингулярности Курцвейла основан на законе возрастающей отдачи: чем мощнее становятся компьютеры, тем быстрее они развиваются. Это график чрезвычайного экспоненциального роста, и мы сейчас стоим на пороге крутой кривой, которая ведет нас к разумным машинам и миру, в котором будут царить роботы. К 2045 году мы и сами можем стать машинами. Об этом мы уже знаем — Интернет Человека изменит многое.  Технологии развиваются все быстрее; мы наблюдаем это сейчас, и нет никаких причин полагать, что мы достигнем этакого плато в развитии вычислительной мощи. Однако переход от продвинутых технологий к искусственно созданному сознанию —  это гигантский прыжок. Самые многообещающие заявления на тему ИИ основаны на ложной предпосылке: что мы понимаем человеческий разум и сознание. Эксперты в области ИИ работают с конкретным определением интеллекта: способностью обучаться, распознавать образы, отображать эмоциональное поведение и решать аналитические задачи. Тем не менее, это лишь одно определение интеллекта из смутно сформированных представлений о природе познания. Нейрология и нейропсихология сейчас не предоставляют конкретное определение интеллекта — скорее, располагают многими. Различные области, известные ученые и исследователи определяют интеллект совершенно разными, порой взаимоисключающими и несопоставимыми терминами. В широком смысле ученые рассматривают интеллект как способность адаптироваться к окружающей среде, реализуя собственные цели, или даже способность выбирать лучший вариант при конкретных условиях.

Определение человеческого интеллекта и сознания остается сферой скорее философии, нежели нейронауки. Поэтому давайте подумаем. Сознательное творчество Маск, Курцвейл, Хокинг и другие сторонники гипотезы технологической сингулярности предполагают, что нарастающая вычислительная мощь автоматически приведет нас к машинному сознанию и интеллекту человеческого уровня. Они настаивают на том, что чем быстрее развиваются технологии, тем быстрее совершенствуются и другие области науки. «Я не считаю, что только имея достаточно мощные компьютеры, достаточно мощные аппаратные средства, мы получим интеллект человеческого уровня, — говорит Курцвейл в 2006 году. — Нам необходимо понять принципы работы человеческого разума, как мозг выполняет свои функции. Какое у него программное обеспечение, алгоритмы, содержание? Поэтому мы затеваем грандиозный проект, который я называю обратной инженерией человеческого мозга, он поможет нам понять его механизмы». Курцвейл признает необходимость понять человеческий разум прежде, чем точно воссоздать его в машине, но его решение — обратная инженерия мозга — пересекает области нейробиологии, психологии и философии. Она требует слишком многого: будто бы построить мозг — это то же самое, что и построить сознание. Два этих термина, «мозг» и «сознание», не являются взаимозаменяемыми. Возможно, мы сможем воссоздать мозг; это бесконечно сложная структура, но она остается физической вещью, которую мы однажды сможем полностью расщепить и заново собрать.

В 2016 году «IBM» заявила, что создала рабочий искусственный нейрон, способный распознавать шаблоны в случайных данных и ведущий себя непредсказуемо, как обычный нейрон. Создать нейрон — это, конечно, совсем не то, что создать целый человеческий мозг, но уже начало. Тем не менее, это все еще не сознание, не разум, не мышление. Даже если ученые разработают технологию для создания искусственного мозга, нет никаких доказательств того, что этот процесс будет автоматически генерировать сознание.

Сингулярность предполагает, что в конечном счете ИИ будет в миллиарды раз мощнее человека с точки зрения интеллекта. Вряд ли ИИ оставит себе такие бесполезные штуки, как мягкий алкоголизм и сосредоточенность. Нет никаких сомнений, что однажды программное обеспечение будет способно выводить красивые, творческие вещи с минимальным (или нулевым) вмешательством человека. Но красивые не означает лучшие. Творчество не всегда бывает осознанным. Курцвейл, Маск и другие не предсказывали появления бота «Tay» в «Twitter»; они лишь говорят о том, что через 20 лет мы скопируем человеческий мозг, засунем его в искусственную коробку и таким образом воссоздадим человеческое сознание.

Ученые добились впечатляющих успехов в области технологий в последние годы, и компьютеры становятся все лучше с каждым днем, но более мощный компьютер нельзя приравнивать к прорыву в философском понимании. Точная карта мозга не покажет, что мы понимаем ум. Прежде чем пытаться что-то воссоздать, необходимо понять, как оно работает. Чуда не произойдет, если мы не разгадаем секреты человеческого разума.


Немного цифр:

Вычислительная мощность человеческого мозга ограничена 1017 операциями в секунду. При этом мы получаем 108 бит в секунду личной информации. На основании этого, Ник Бостром вывел формулу и высчитал, что для симуляции всей истории нужно всего-навсего 1033—1036 операций (50 лет на человека при 100 млрд. человек, когда-либо живших на планете).

А для Вселенной — еще в 2002-м подсчитал физик из Массачусетского технологического университета — для нее нужна машина с памятью 1090 бит, которая выполнит 10120 логических операций. Но таких компьютеров ведь нет. Пока нет. Ученый Сет Ллойд, воспользовавшись достижениями квантовой механики, рассчитал предельную мощность компьютера массой в 1 килограмм и объемом в один кубодециметр. И выяснил, что он может выполнить 1050 операций в секунду!!! Мало того. Если «закон Мура» (каждые 24 месяца вычислительная мощность процессора удваивается при том же размере) окажется верен на ближайшие пару сотен лет, мы получим такую машину уже через 250 лет! В 2006 году Сет Ллойд выпустил книгу «Программируя Вселенную», в которой сообщил: «Вселенная — это квантовый компьютер, который вычисляет сам себя (напоминает Уроборос — кусающий себя за хвост змей, символ бесконечности из Древнего Египта)». А для создания компьютерной модели Вселенной нам не хватает лишь малости — теории квантовой гравитации.

Не стоит напоминать, что Вселенная состоит из пустоты, потому что атом пуст на 99,9999 и еще много девяток после запятой процентов. И если ядро атома водорода увеличить до размеров футбольного мяча и положить на НСК «Олимпийский», то его электрон попадает в город Бровары, который по прямой находится в 23  километра. К тому же атомы — это 4,9% Вселенной. А 95,1% — темная материя и темная энергия, о которых мы знаем настолько мало, что не стесняемся называть их «темными».

Косвенно подтвердить гипотезу Бострома о компьютерной симуляции вокруг нас современная наука может. К примеру, в 2012 году исследователи Калифорнийского университета в Сан-Диего пришли к выводу, что сложные сети вроде Вселенной, человеческого мозга и интернета имеют одинаковую структуру и динамику развития. А в прошлом году появилось исследование физиков из Индии, Австрии и Японии, которое не исключает (в результате попытки математически связать теорию струн и квантовую теорию), что Вселенная — это голограмма. В 2011 году директор  Центра квантовой астрофизики лаборатории Ферми в США Крейг Хоган создал «голометр». Анализ поведения пучков света, исходящих из лазерных излучателей, вроде как (если верить  теоретическим выкладкам Хогана и его соратников) доказал, что мы не живем в двухмерной голограмме. То, что мы видим, существует, это не «пиксели». 

В  2016  году появились интересные  работы физиков из США и Германии Силаса Бина, Зохре Давоуди и Мартина Сэвиджа, которые основываются на предпосылках Бострома и пытаются ответить на вопрос: чем физика симулированного мира будет отличаться от физики мира настоящего? Инструментом стала квантовая хромодинамика (теоретический фундамент физики элементарных частиц). И предположение, что модель будет занимать ограниченное пространство. Это исследование опирается на реальность: в настоящее время физики могут смоделировать небольшой кусочек мира диаметром от 2,5 до 5,8 фемтометров (фемтометр равен 10 в минус 15-й степени метра, то есть это очень маленькая величина). Бин, Давоуди и Сэвидж оценили возможность симуляций. Оказалось, что смоделировать кубический метр материи на основе квантовой хромодинамики люди смогут примерно через 140 лет. А всю Вселенную — через 410 лет (при условии, что сработает «закон Мура» и параметр увеличения сложности вычислений останется фиксированным). Затем выяснили, что в симуляции должен существовать обрыв в спектре космических лучей на определенных энергиях. Самое забавное, он существует — это предел «Грайзена-Зацепина-Кузьмина» в 50 эксаэлектронвольт, который связан с тем, что высокоэнергетические частицы взаимодействуют с фотонами фонового реликтового излучения и теряют энергию. Но в реальности, стоит отметить, этот предел пока не доказан, он существует только в теоретических выкладках. Так что исследование, по сути, стало лишь очередным камешком в хрупкой гипотезе не-реальности бытия. К тому же, кто сказал, что «постлюди» будут использовать квантовую хромодинамику, а не «теорию всего», которую пытается вывести человечество? В целом,  эти работы пока напоминают известную древнеиндийскую притчу, в которой пятеро слепых трогают разные части слона (бок, нога, хобот, хвост, бивень) и начинают спор о том, чье описание окажется верным. При этом, в канонической версии, ошибаются все.

 Еще Платон в диалоге «Государство», объясняя сущность учения об идеях, рассказывает «миф о Пещере». Он сравнивает людей с узниками в пещере, которые видят лишь смутные тени на стенах, тем самым показывая, насколько несовершенно восприятие человека, основанное лишь на органах чувств, которые сами по себе несовершенны. Или вот, еще пример — как человек воспринимает муравья. Да никак, пока он не наделает беды. А как муравей воспринимает человека — вероятно, он считает его неосяжными «пальцами» (Бернард Вербер), которые способны на все. Так как же нам воспринимать ту реальность, в которой мы живем? Ведь ощущаемая нами реальность основана на небольшом объеме информации, которую получают наши сенсоры и которую обрабатывает мозг.  

 

  На эту тему приведем эксперимент. Некий ученый (давайте вспомним известный фантастический фильм) может извлечь мозг некоего подопытного, поместить его в колбу с питательным раствором и подключить нейроны к компьютеру, генерирующему электроимпульсы. И подопытный будет верить в реальность происходящего. Это называется «мозги в колбе» и демонстрирует, помимо массы философских допущений, факт, доказанный нейронаукой: для мозга нет разницы между реальностью и фантазией. Даже наши сны кажутся нам реальными, пока мы находимся «внутри них». Вот несколько фактов. Во-первых, наши глаза не видят «видеопотока», они, скорее, «фотографируют» происходящее. Но уже в мозгу все это сшивается воедино. Во-вторых, в подробностях и цвете мы видим лишь центральную часть поля зрения, поскольку только в центре сетчатки имеются плотно упакованные светочувствительные нейроны. В-третьих, существует (ее описали в 1997 году) так называемая «слепота к изменениям». Это значит, что мы редко видим изменения, которым не предшествовало движение, поскольку не держим в голове всех деталей изображения, лишь картину в целом. Ну и, наконец, существует огромное количество зрительных иллюзий, каждая из которых доказывает несовершенство главного чувства восприятия — зрения.

 
Современная нейронаука утверждает: наше сознание — это что-то вроде непрекращающегося потока ощущений, тщательно обработанного мозгом. Оно, скажем так, запаздывает по отношению к окружающему миру  —  на микродоли секунд, но все же. Зачастую большинство решений, которые принимает мозг, принимаются за пределами сознания. Он не заставляет нас проводить расчеты (достаточно сложные), необходимые для того, чтобы протянуть руку и взять что-то. Вы просто делаете это благодаря иллюзии восприятия. И это не шутка — существуют  расстройства головного мозга, при котором эта «легкость» отключается. Больной в прямом смысле не может поднять руку, если не посмотрит на нее, и предмет, до которого нужно дотянуться. 
«Мы думаем, что у нас есть прямая связь с материальным миром, но это иллюзия, создаваемая нашим мозгом. Наш мозг создает модели материального мира, совмещая сигналы, поступающие от органов чувств и априорные ожидания, и именно эти модели мы и осознаем как окружающий мир. Знания о внутреннем мире — мире сознаний других людей — мы получаем точно так же. Но, так или иначе, наша связь с этим внутренним миром не более и не менее прямая, чем наша связь с окружающим материальным миром. Пользуясь сигналами, поступающими 
 от органов чувств, и априорными знаниями, полученными из опыта, наш мозг создает модели сознаний других людей». Это цитата из книги британского нейробиолога и психолога Криса Фрита «Мозг и душа», в которой он собрал воедино множество исследований, чтобы подвести нас к парадоксальной мысли: то, что делает нас людьми, не более реально, чем сны. Об этом также сказано и у Вадима Зеланда. Следовательно, мы должны понимать главное: люди на самом деле живут в виртуальной реальности. И имя ей — сознание.